?

Log in

No account? Create an account
Хобби

nickfilin


Исторические записки


Previous Entry Share Next Entry
Клятва Вышгородских мужей (об обряде воинского посвящения на Руси)
Хобби
nickfilin
 Купил сегодня  двухтомник "Краеугольный камень", М.2010., посвященный 80-летию А.Н. Кирпичникова.
Обратил внимание на статью П.А. Васина "К вопросу об обрядности воинского посвящения в княжескую дружину"  (стр. 130-142). Автор приходит к выводу, что обрядность воинской нициации на Руси определялась двумя церемониями:

1) по достижении 7-8 лет или даже в 4-5 лет - "воинским постригом, с торжественным посажением в седле на боевого коня ("всажением на конь"), что соотвествовало началу воинского воспитания юноши.
Мальчика, которого готовили к воинской стезе, отец, кормилец или священник сажали на стационарно закрепленное седло и затем остригали клок волос. При этом мальчику могли вручать оружие, одевать частицы доспехов. После чего воины поднимали седло вместе с сидящим на нем мальчиком на спину стоящего здесь же боевого коня. Церемонию приводили при большом количестве гостей. Она завершалась пиром. Мальчика забирали из женской половины и отдавали на воспитание опытному  дружиннику "кормиличу", который должен был обучать его верховой езде, обращению с оружием и прочей воинской науке. Мальчик становился отроком.

2) после  достижении совершеннолетия, в 18-22 года -  "торжественным вручением оружия, что соотвествовало окончанию периода воинского обучения и становлению молодого воина полноправным и свободным членом общества". Центральным местом этого второго обряда в эпоху развитого Средневековья становится обряд опоясывания рыцарским мечом, который, по мнению П.А. Васина  проводился князем или равным ему по рангу феодалом церкви. Меч перед обрядом освящался, также впоследствии мог быть положен на алтарь  в знак его посвящения Христу, служению церкви и защите христиан. Посвящаемый произносил молитвы,  давал торжественную клятву ("роту") верности сеньору. После чего тот брал меч с перевязью и застегивал на поясе вновь испеченного дружинника.

Предложенную реконструкцию нельзя назвать полной, так как несомненно летопись позволяет раскрыть содержание клятвы и произносимых во время обряда речей.

Я предлагаю рассмотреть центральную часть клятвы на трех древнейших примерах X-XI века.

Пример 1. Вышгородские мужи и Святополк Окаянный

В Повести временных лет сообщается, что перед убийством Бориса  Святополк  "тайно призвал Путьшу и вышгородских мужей боярских и сказал им: "Преданы ли вы мне всем сердцем?". Отвечали же Путьша с вышгородцами: "Согласны головы свои сложить за тебя".

Ответ убийц святого современному читателю покажется излишне благородным ("преданы всем сердцем", "готовы сложить головы") , тем более что ниже раскрывается герменевтика отношений Святополка и вышгородцев (он играет роль их "отца сатаны", они - "его послушных слуг, бесов"). 

Слова эти однако адекватно вписываются в смысловые понятия дружинной культуры. Они означают, что Вышгородцы не просто выражают готовность служить Святополку (который, согласно А. Поппэ, оказался в Вышгороде случайно, так как в момент серти Владимира находился  там заключении). Но как увидим далее, дают  ему дружинную клятву верности.  Т.е. становятся его вольными слугами ("дружиной сатаны") ...

Пример 2. Ярослав и Новгородцы

дополняет эту картину. Также как Святополк обращается за помощью к "Вышгородской чади", возводя ее в ранг своих дружинников. Ярослав, узнав о смерти отца, призывает новгородцев, иносказательно называя их "дружиной своей". Как и подобает "дружине" новгородцы обещают "бороться" за князя

Пример 3. Святослав и дружина.

раскрывает более точную формулу дружинной клятвы (которую, как считал летописец было уместно напомнить перед решающим сражением): 

"Так  не  побежим  же,  но  станем крепко, а я пойду впереди вас: если  моя  голова  ляжет,  то  о  своих  сами позаботьтесь". И ответили воины: "Где твоя голова ляжет, там и  свои  головы сложим". 

Общим мотив трех примеров, позволяет предположить, что речь Святослава в данном случае восходит к церемонии дружинной присяги (роты).
 
1) князь спрашивает дружинников, готовы ли они верно служить ему, бороться за его интересы (а также "ходить в его воле", "принять в отца место").
2) дружинник (дружинники) отвечают, что "бороться" или "готовы сложить головы" за князя.
3) князь в свою очередь обещает "стоять с ними крепко" и быть "впереди всех". А также определяет границы дружинной верности - до его смерти ("если  моя  голова  ляжет"). 
4) со своей стороны дружиник(и) согласно ритуалу обещают умереть ("сложить головы") если погибнет князь.

Опоясывание мечом

Должно было сопровождаться напутственным словом, которое может быть следует отчасти позаимствовать из рассказа Ибн-Рустэ и др. авторов школы ал-Джайхани. Сообщение о том, что русы не оставляют сыновьям в наследство ничего кроме меча, сопровождается там традиционной фразой:

«Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества, и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь этим мечом».

Эта фраза, по словам арабских писателей, произносилась при рождении ребенка. Полагаю, эта фраза есть искажение формулы дружинной присяги (дальнейшее развитие - представление о том, что наследство русы оставляют только дочерям).
Князь обращаясь к дружиннику, заявляет, что принимая его в качестве сына (ср. отроки, детские, чадь) в свой дом (см. у Ибн Фалдана об окружении князя - ахл ал-байт, "люди его дома"), преподносит ему единственное имущество - меч. Все остальное имущество следует добыть этим мечом.

Заключительная часть клятвы.

в силу того, что она происходила в присутсвии оружия (производилась на мече) могла включать помимо обета (обещания) санкцию нарушителю клятвы. Например такую какую включала рота договора 944 г.: а если нарушу клятву сию, то буду посечен этим оружием ( этим мечом).

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Слово общеславянское. Ротиться - давать присягу.

  • 1